назад

В Питере — не пить: как закон о запрете «наливаек» повлияет на барную индустрию Петербурга

I Believe Bar / VK
I Believe Bar / VK

Более 100 небольших и авторских баров, считающиеся одной из визитных карточек Санкт-Петербурга, должны закрыться до конца года. Петербургские депутаты 8 июля приняли в третьем чтении законопроект, который с 1 января запрещает продавать алкоголь в общественных заведениях площадью менее 50 квадратных метров.

С одной стороны — инициатива спасет жителей от бесконечных гулянок под окнами, но с другой — очень нелегко придется барам, которые и так с трудом пережили коронавирусный кризис. FlashNord поговорил с владельцами о том, как они планируют уживаться с новым законопроектом в 2021 году.

Локальный протест начался с петиции на портале Change.org. В ней говорится, что под ограничения попадут больше 100 баров и кафе. Среди них есть точки на популярных ресторанных улицах — Рубинштейна, Некрасова и Жуковского. Запрет на продажу алкоголя будет означать полное закрытие: спиртное приносит почти 60% выручки у тех заведений, где есть еще и кухня, а у баров только с небольшими закусками продажа алкоголя является главным источником доходов.

Автором петиции стал владелец бара «Ясли» Александр Зарайский, который, несмотря на принятие законопроекта, останавливать сбор подписей и борьбу за «цивилизованные» бары не собирается.

Бар «Ясли»

Зарайский в разговоре с корреспондентом FlashNord уточнил, что его бар не попадает под действие законопроекта, так как площадь зала — 63 квадратных метра, но он решил сплотиться с владельцами других заведений.

— Я и мои коллеги считаем закон неразумным и несправедливым и будем бороться за отмену нормы, которую он вводит. Депутат Максим Резник, в частности, заявил на заседании ЗакСа о том, что он и его коллеги внесут обратный закон. Мы будем делать все возможное, но в рамках закона, — сказал Зарайский.

По его словам, изменения повлияют на общую экономику в городе, так как небольшие бары принадлежат, как правило, отдельным личностям, а не сетям или ресторанным группам. Зачастую такие бары — основной или даже единственный источник дохода для их владельцев. Подобные заведения считаются визитной карточкой Петербурга.

— В таких барах буквально всему, любым мелочам, уделяется намного больше внимания, чем в крупных заведениях, — от качества сервиса и продукции до цвета каемочек на тарелочках. И уж меньше всего владельцы маленьких кафе и баров заинтересованы в каких-либо конфликтах с соседями, — отметил Зарайский.

Он добавил, что от небольших баров зачастую меньше проблем, чем от крупных. И если говорить не о «маргинальных наливайках», а о «нормальных городских барах», эффект от принятого закона будет прямо противоположен заявленным целям его принятия.

— Алкоголики меньше пить не станут, но покупать будут у крупных сетевиков, а не в мелких наливайках. Мелкие наливайки, впрочем, тоже останутся — таким не привыкать работать всерую и вчерную. Авторские бары закроются — они против закона не пойдут. Возможно, кому-то удастся перестроить помещение, если найдут средства после пандемии и вообще захотят продолжать бизнес, но таких будут единицы, — подытожил Александр Зарайский.

I Believe Bar

Это заведение вошло в длинный список баров, которых ограничения по метражу коснулись напрямую. Как рассказал корреспонденту FlashNord владелец Дмитрий Карчевский, площадь его зала — 41 квадратный метр.

По словам предпринимателя, I Believe Bar существует 8 лет, и за это время ему практически не приходилось сталкиваться с жалобами.

— Мы находимся рядом со стадионом «Петровский», и часто на нашей улице после матчей можно встретить нетрезвых болельщиков, которые ведут себя шумно. Местные жители вызвали пару раз полицию из-за этого, так как думали, что это наши гости. Но о таких жалобах, о которых говорит Четырбок (депутат ЗакСа, автор инициативы, — прим. ред.), чтобы они были регулярно и шли по инстанциям и все такое, этого просто нет, — сказал Карчевский.

Он подчеркнул, что основные гости его бара — как раз таки жители соседних домов, и для них это определенная социальная среда, в которой петербуржцы не позволяют себе громко шуметь и мусорить на улице.

На вопрос корреспондента о будущем бара Дмитрий ответил с беспокойством и заявил, что пока надеется, что власти одумаются и пойдут навстречу малому бизнесу.

— О том, что дальше, я вообще сейчас не могу сказать. Тех, кого коснулся законопроект, очень много, я общаюсь с коллегами и вижу, что многие просто закроются. Я очень надеюсь, что губернатор увидит наши обращения, посмотрит на ситуацию и даст какой-то ответ. В зависимости от того, что он скажет, будем думать, как действовать дальше, — сказал Карчевский.

Он добавил, что знает от коллег, что закрыться на Петроградской стороне решили Bar 76, «Бар 8», Bolshoybar и «Дегустатор», если власти не пойдут на встречу и не будут решать вопрос локально по каждому.

— Это бары с высоким ценником, куда приходят люди культурно выпить. Они продают в основном импортный алкоголь, поэтому их никак нельзя назвать «наливайками», — поделился Карчевский.

Docker

Бар крафтового пива, который в основном специализируется на российских и белорусских производителях, также попадает под новый законопроект. Как рассказал корреспонденту FlashNord Кирилл Майстров, сейчас площадь зала в его заведении составляет 32 квадратных метра при общей площади в 55 квадратных метров.

— Мы будем увеличивать площадь зала путем сноса подсобного помещения. Из-за этого нам также придется снести только что отремонтированный туалет, в который было вложено 50 тыс. рублей, и перенести его. Затем мы в освободившееся место поставим барные стойки, и как итог должно получится 51,1 квадратного метра именно площади зала, — рассказал владелец бара Docker.

Он также уточнил, что затраты, которые уйдут, чтобы «подогнать себя» под закон, будут немалые. Заведение оставалось на карантине три месяца, в связи с чем понесены убытки.

— Обещаной госпомощи в связи с бюрократическими проволочками я так и не получил, кроме налоговой отсрочки. Изменения площади обойдутся по самым скромным подсчетам в 200 тыс. рублей. Конечно, я планирую продолжить бизнес и сделать все возможное на данном месте, в частности, обустроить два зала, но это будет очень проблематично для меня, — добавил Майстров.

Предприниматель отметил, что бар существует около четырех лет. Его основные гости — интеллигентные жители, которые проживают в микрорайоне у метро «Академическая», где и расположено заведение. Средний чек — около 900 рублей. За все время на Docker, по словам Майстрова, не поступило ни одной жалобы.

Также бизнесмен сказал, что закрытие подобных заведений ведет к тому, что Петербург потеряет одну из своих своеобразных достопримечательностей.

— Можно взять в пример Великобританию, где есть такое явление как corner pub или «паб на углу». Там даже экскурсии устраивают по таким барам, так как это уже настолько вошло в культуру вместе с историей создания пива или из-за выступлений легендарных групп. Люди с уважением к этому относятся, а туристы с радостью посещают такие места. У нас в Петербурге это так же популярно, — добавил Майстров.

Он отметил, что «наливайками» можно назвать заведения, в которых нет элементарных удобств и которые работают на поток. Поэтому, по словам предпринимателя, стоит мерить заведения не метражом, а другими критериями.

Бар «Маяк»

Уже ставший культовым баром, «Маяк» находится на улице Маяковского, 20. Местные СМИ много писали о том, что знаменитый кафе-бар также закрывается из-за попадания под законопроект. Однако, как сообщил его владелец Виктор, площадь зала бара составляет около 60 квадратных метров. По его словам, законопроект его не касается, но он выступает против него.

— По сути, сейчас уберут моих конкурентов, ну, казалось бы, здорово, вот только на рынке нужно играть по правилам и честно, и то, что происходит — это абсурд. Так устранять бизнес нельзя, этому в городе никто не рад. Петербургу нужна здоровая конкуренция, а это — зачистка, — сказал Виктор.

«На Вина»

«На Вина» — один из самых известных в Петербурге небольших баров, где подают различные виды вин. У владельцев две небольшие точки, на Казанской улице и Кронверкском проспекте. По словам администрации заведения, они буквально оказались на волоске.

— Последние два дня пытаемся разобраться с корректной формулировкой закона. 50 квадратных метров у нас есть. На Казанской сильно больше, чем 50 метров. На Кронверкском, откуда все началось четыре года назад, как раз 50 метров. Несмотря на это, мы солидарны с коллегами. Конечно, если это и правда произойдет, город потеряет огромный, можно уже сказать, культурный пласт. Мы очень надеемся, что выстоим этот абсурд. Иначе город потеряет не только лучшие места, но и люди потеряют огромное количество рабочих мест, — сказал представитель бара в разговоре с корреспондентом FlashNord.

Он также отметил, что точки, попадающие под запрет, — это не просто питейные заведения, это история, и у каждого она своя. Это вдохновение, досуг, места встреч абсолютно разных слоев общества: художники, модники, айтишники, блогеры, актеры, музыканты.

— Наша миссия как бара — дать всем натурального вина, качественный продукт, со своей историей от виноделов. К нам часто приходят гости, которые хотят истории, хотят погрузиться в мир натурального органического вина. То есть мы несем еще и просветительскую миссию, — добавил представитель заведения.

Источник: предоставлено владельцами
Источник: предоставлено владельцами

Билли Новик (Billy’s Band)

Петербургский музыкант, основатель и вокалист группы Billy’s Band Билли Новик в разговоре с корреспондентом FlashNord поделился своим мнением насчет законопроекта. Он отметил, что ему понятны благие намерения властей, однако инициатива все же противоречит самой сути баров.

— На уровне закона это, конечно, может и неправильно. Бары должны быть маленькими, уютными, камерными, а не разрастаться до промышленно-столовских мощностей. Это все равно, что запретить играть музыку в маленьких заведениях, а разрешить только на стадионах. Но не вся же музыка подходит для этого, — сказал Новик.

Он также напомнил, что в Америке в период «сухого закона» образовались бары speakeasy, которые работали нелегально.

— Люди приходили в заведения, а там ничего не было, ни меню, ни столов. Человек спрашивал, что посетителю нужно, и ему приносили. Этот пример показывает, что общество всегда будет придумывать, как ему выживать, и на каждый закон найдется какой-нибудь изворот, — добавил фронтмен Billy’s Band

FlashNord также связался с владельцами баров Wood Bar и «Бар 8». Они были немногословны, заявив, что закон пока в силу не вступил и есть надежда побороться за свой бизнес.

Денис Четырбок

Инициатором законопроекта в Законодательном собрании Петербурга стал депутат от «Единой России» и председатель парламентского комитета по законодательству Денис Четырбок. Он уже не первый год занимается темой продажи алкоголя в жилых домах, впоследствии были разработаны различные инициативы, направленные на ограничение торговли спиртным в местах общепита.

На вопрос корреспондента о том, почему он изменил оговорку «до 20 квадратных метров» (как написано в федеральном законе, — прим. ред.) на «до 50 квадратных метров», Четырбок ответил, что в Петербурге 20 «квадратами» ограничиваться нельзя, так как бывшие квартиры в центре города, в которых сейчас бары, зачастую большего размера. Поэтому 20 «квадратов» проблему в корне не решили бы.

Депутат уточнил, что первоначальное число выбрана не случайно. Вопрос, по его словам, обсуждался с обществом предпринимателей, большинство сошлось на том, что это отметка, где люди смогут комфортно разместиться на стульях и за столами.

Он добавил, что в ЗакС поступают многократные обращения от петербуржцев. которые жалуются на «наливайки», в которых годами происходят драки, ругань и танцы до утра.

— У нас нескончаемый поток обращений. Мы должны на это реагировать, — сказал депутат.

Четырбок также сообщил, что подробно ознакомился с обращением владельцев баров.

— Петицию видел, но она вводит людей в заблуждение, искажая суть законопроекта. Ее название: «Нет уничтожению барной и гастрокультуры Санкт-Петербурга», но мы же не боремся с культурными заведениями или с теми местами, на которые жалобы не поступают. В петиции приведено, что более 100 заведений могут закрыться, а появилась она две недели назад, хотя закон обсуждается чуть ли не полтора года. Также за это время к нам никто не обратился из этих предпринимателей по данному поводу. Мы даже обсуждали, чтобы ограничиться 100 квадратами, но никаких петиций и обращений не было, — сказал депутат.

При этом он отметил, что видит, как многие владельцы баров признаются, что их закон не коснется, а петицию люди подписывают в знак солидарности.

— Корпоративная этика, поддержка — это все здорово, но учитывая, что ранее никто не выступал, а сейчас перед принятием пошли недовольства и провокационные заголовки, это все наводит на мысли, что данное явление может быть проявлением так называемого хайпа, — сказал Четырбок.

Депутат добавил, что допускает возможность, что под закон попадают «хорошие» заведения, и с этим он призывает обращаться в ЗакС, чтобы рассматривать вопрос точечно и локально, по каждому бару.

— Именно поэтому закон вступит в силу только 1 января следующего года. Законодательное собрание открыто к обсуждению и конструктивному диалогу. Пишите, звоните, записывайтесь на прием, будем смотреть решать по каждому, — подытожил депутат.

UPD. В октябре было решено, что скандальный законопроект будут переписывать. Депутаты решили оставить авторские места, площадь зала которых не меньше 20 «квадратов». Под данную категорию теперь подходят сотни заведений, которые Петербург мог утратить, если бы законопроект не изменили. Законопроект начнет действовать 1 января 2021 года, а норма о 50 «квадратах» для хрущевок и панелек заработает на год позже — с 1 января 2022 года.

Мария Долбиш / FlashNord

Поделиться
Подпишитесь на нас