назад

Сергей Боярский: «У нового созыва Госдумы нет права на раскачку»

Дмитрий Духанин / Коммерсантъ
Дмитрий Духанин / Коммерсантъ

Депутат Государственной Думы РФ Сергей Боярский рассказал FlashNord про первый год работы в нижней палате российского парламента, о судьбе резонансных законопроектов и принципах работы с избирателями.

— Сергей Михайлович, вы в Госдуме новичок. Как прошли первые сессии? Ваши впечатления? Что было интересного и запоминающегося?

— Первые две сессии были очень насыщенными и продуктивными. Нам, новичкам, пришлось многому учиться у коллег из прошлых созывов, но в депутатской работе не должно быть скидок на недостаток опыта. Кроме того, спикер Госдумы Вячеслав Володин задал седьмому созыву очень серьезный темп, поставил перед нами весьма амбициозные задачи с точки зрения ужесточения внутреннего распорядка, дисциплины, улучшения качества законопроектов и обязательности их общественных обсуждений. Поэтому пришлось не только вникать во все тонкости работы нижней палаты парламента, но и в ежедневном режиме работать с обращениями граждан и заниматься законотворчеством. Времени на раскачку не было.

В весеннюю сессию прошло много парламентских слушаний по ключевым вопросам. Мне на площадке сторонников партии «Единая Россия» удалось запустить и обкатать проект дискуссионных клубов по самым острым и злободневным темам во многих регионах страны, в том числе с выездом в эти регионы.

По сути, первый год в Госдуме завершён, поэтому сейчас, несмотря на отпуск, буду работать на перспективу, чтобы в осеннюю сессию успеть как можно больше.

— Нынешний год — Год экологии, а вы как раз работаете в профильном комитете. Какова ситуация с действующим полигоном твердых бытовых отходов «Новосёлки» во Всеволожском районе?

Ситуацию держим на контроле в сотрудничестве с Общероссийским народным фронтом. Как известно, губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко озвучил политическое решение о том, что полигон с 1 января 2018 года прекращает приём необработанных отходов. Уже сейчас, по сути, начинается большой проект по рекультивации, утвержденный Росприроднадзором. Согласованному плану должны следовать и комитет по благоустройству, и комитет по природопользованию. Мы почти каждый месяц выезжаем туда и на месте видим улучшения. Некоторые карты прекратили принимать отходы. Началась отсыпка техническим, строительным грунтом, а со стороны города засеяна трава. Эстетические перемены есть, придёт пора и качественных экологических улучшений. Безусловно, запах не сразу будет уходить. Надеемся, что инвестор, который выразил желание построить станцию активной дегазации свалочных газов, реализует планы. Будет использована технология выработки энергии из газа, скапливаемого внутри террикона, и подача его в общегородские сети по специальному «зелёному» тарифу, что компенсирует часть затрат инвестору на установку такого сложного оборудования. Это поможет избавиться от запаха ещё быстрее.

— Когда ориентировочно будет реализован проект?

— Многое зависит от инвестора. Образно говоря, сейчас мяч на их стороне. Со стороны администрации всё сделано, разрешительная документация готова. По сути, инвестор может приступать к проекту с 2017 года. Предполагается, что на первом, технологическом этапе, террикон будет постепенно выровнен, затем его закроют защитным изолирующим слоем с применением современных материалов.

Но кроме «Новосёлков» возможным источником неприятного запаха может быть полигон «Северный», эксплуатируемый петербургским «Водоканалом». Однако предприятие уже активно перерабатывает осадок, образующийся при очистке сточных вод, с использованием самых современных технологий.

— Сергей Михайлович, насколько сложная ситуация в стране в целом?

— Десятилетиями проблеме утилизации твёрдых бытовых отходов в стране не уделялось должного внимания. Мусор просто складировали вокруг городов, которые и без того задыхаются от промышленных выбросов. В СССР города возводили около заводов, поэтому сейчас многие опасные полигоны оказались в городской черте. Так, полигон «Новосёлки» начинал существование 30 лет назад, когда до границ мегаполиса было далеко, а сейчас жилые дома оказались в критической близости от свалки.

— Десятки лет власти не занимались «мусорной проблемой», но активисты-экологи обращали на неё внимание.

— Проблема оставалась вне повестки в советский период и первые десятилетия переходного периода. Когда страна перешла на рыночный этап развития, конечно, и иностранные государства-соседи, и гражданские активисты начали обращать внимание властей на необходимость серьёзного вмешательства в эту сферу. Чтобы исправить ситуацию, нам ещё предстоит многое поменять в отношении к защите окружающей среды. Есть такая сложность, как высокая стоимость технологий по защите экологии. Но не менее сложна проблема отношения людей к природе. Ведь несанкционированные свалки или мусор в лесах, на берегах рек и озёр — это не чья-то диверсия, а отсутствие элементарной культуры. Помимо технического перевооружения нужно параллельно решать множество задач, которые касаются как совершенствования законодательства, так и просветительской деятельности в этой сфере.

— Какие законопроекты на очереди?

— Уже осенью комитет будет рассматривать и тонко настраивать закон об обращении с твёрдыми коммунальными отходами, учитывая переход на новую систему в 2019 году, когда появятся региональные операторы. Есть законопроект о наилучших доступных технологиях, обязывающий предприятия, имеющие потенциально опасный класс выбросов в атмосферу, использовать наилучшие технологии для минимизации вреда окружающей среде.

Будет рассматриваться норма об обязательном мониторинге выбросов для таких предприятий, чтобы устанавливались датчики с подачей сведений в центральный мониторинговый центр Росприроднадзора. Есть законопроект об ответственном отношении к животным, который очень давно и остро обсуждается на площадке комитета. Это целая сфера, в регулировании которой мы очень отстали от наших зарубежных коллег-законодателей. Безусловно, нужно также ставить вопрос об образовательных экологических программах, чтобы дети со школьной скамьи учились жить в гармонии с природой.

— Есть опасность, что законопроект о сортировке мусора ляжет тяжким бременем на граждан?

Сейчас сортировка уже включена в тариф. И как раз идёт настройка законопроекта с учётом того, что есть понятие экологического сбора, когда производитель упаковки должен платить в специальный фонд, из которого распределяются средства на сортировку и переработку. Но такая схема не работает.

Многие регионы, в том числе Санкт-Петербург сейчас заинтересованы в том, чтобы сортировка была выделена отдельной статьёй внутри тарифа. Сортировочные станции нужны не столько для того, чтобы выделить «деловую» часть мусора, которую можно использовать вторично, а чтобы снизить затраты перевозчиков. Понятно, что вблизи Санкт-Петербурга уже нет мест для размещения отходов. На Петербургском международном экономическом форуме губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко и глава Ленинградской области Александр Дрозденко подписали соглашение о синхронизации мест размещения отходов. Новые полигоны будут организованы в Ленинградской области, и наверняка это будут десятки километров, куда крайне невыгодно возить отходы обычным мусоровозом. Поэтому появятся станции перегрузов. Там мусор будет сортироваться, из него будет выделяться «деловая» часть, он будет прессоваться и вывозиться на полигоны на более тяжёлых машинах. Если не выделить цену на сортировку, такие точки станут убыточными и непонятно, откуда взять деньги на их функционирование. Мусор будет принадлежать региональному оператору и сортировка не сможет взять «деловую» часть.

Ситуация в регионах сейчас очень разная. Есть регионы, где она на ручном управлении у региональных властей, поскольку региональные операторы не могут гарантированно справиться с утверждённой схемой. Есть другого рода жалобы, когда остались не у дел полигоны, у которых ещё есть ресурс. Осенью нам предстоит принимать поправки, предусматривающие возможность внесения корректировок в региональные схемы размещения отходов. Появятся еще несколько новелл, в части, например, сроков заключения договоров между региональными властями и операторами. Сейчас предусмотрен срок «не менее 10 лет». Формулировка вероятнее всего изменится на «не более 10 лет». На мой взгляд, это обозримый срок, который позволит окупить инвестиции и обеспечит гарантии того, что можно будет получить новые условия соглашения с компанией.

— Сергей Михайлович, вам всегда были близки вопросы культуры. Насколько вы сейчас успеваете быть в курсе проблем?

Вопросы культуры всё время поднимаются, я стараюсь активно и оперативно реагировать на самые острые вызовы. Так, в январе мы били в колокола, когда узнали, что во многих учреждениях образования, подчиняющихся Министерству культуры РФ, не платят вовремя зарплату. Мне пришёл первый и однозначный ответ от вице-премьера правительства РФ Ольги Голодец о том, что слияния или объединения Российской государственной библиотеки и Российской национальной библиотеки не будет. Это поставило точку в дискуссии и успокоило общественность. К сожалению, мы не смогли отстоять цирк Чинизелли от поглощения Росгосцирком. Однако судьба нашего прославленного цирка мне не безразлична. Судя по сообщениям зрителей, летом аншлага там не наблюдается, несмотря на интересную постановку замечательного Гии Эрадзе. Будем следить за развитием событий.

— Какова судьба законопроектов, регулирующих обязанности и ответственность оператора социальной сети в интернете?

Сейчас мы взяли время на доработку. Несколько концептуальных моментов требуют, на мой взгляд, уточнения. Мы учтём мнение экспертов, замечания правового управления Госдумы, профильного комитета, а в сентябре вернёмся к обсуждению. Уверен, что такой закон необходим. Государству давно пора влиять на информационные потоки внутри социальных сетей, которые иногда превосходят по охвату средства массовой информации.

— Как это влияние будет выглядеть на практике?

В идеале на жалобу пользователя о недостоверной информации социальная сеть должна оперативно реагировать, блокируя доступ к ней до решения суда. Если вы увидели порочащую вашу честь и достоинство информацию, вы вправе обратиться в суд. Факт этого обращения будет сигналом о серьезности ваших намерений, на который оператору придётся обратить внимание. В противном случае предусмотрен административный штраф в размере от 30 до 50 миллионов рублей.

Если посмотреть на европейскую практику, то страны, считающие себя образцом демократии, применяют очень жёсткие санкции. В Германии, к примеру, есть даже специальный уполномоченный от социальной сети при суде. На блокировку даются сутки, штраф составляет 50 миллионов евро.

Мы хотим, чтобы представленные на нашем рынке социальные сети, в том числе иностранные, во-первых, открыли в нашей стране представительства, а во-вторых, были готовы садиться за стол переговоров. Я считаю, что так будет вежливо и правильно. Надеюсь, что мы к этому придём.

— Сергей Михайлович, с петербуржцами сейчас встречаетесь?

Кончено, регулярно. Региональные недели провожу насыщенно. Год назад я обещал это в предвыборную пору. Я избирался по федеральному списку и старался охватить весь город. И сейчас стараюсь проводить приёмы не только в центральном штабе партии, но и во всех районах. Провожу встречи на предприятиях, выезжаю на проблемные объекты, участвую в работе комиссий, обсуждаю проблемы и предложения с научным и академическим сообществом, студентами, учителями.

— С каким проблемами к вам обращаются люди?

Проблемы самые разные. Конечно, в основном люди обращаются за защитой прав. Хочу отметить, что институт депутатского запроса работает очень хорошо, мне удалось очень серьёзно помочь многим. Обращаются не только жители Санкт-Петербурга, география обращений очень обширна. Как и другие депутаты, провожу приёмы в Москве. Стараюсь доводить до логического завершения любое общение с избирателями. Дорожу их доверием, поэтому работаю на результат.

Поделиться