назад

Александр Руцкой: «Всех членов экипажа «Курска» я знал в лицо»

Михаил Квасов / Коммерсантъ
Михаил Квасов / Коммерсантъ

Сегодня в Мурманской области почтили память моряков атомной подводной лодки «Курск», погибших 15 лет назад. Александр Руцкой с 1996 по 2000 год был губернатором Курской области, которая постоянно шефствовала над подводной лодкой. А.Руцкой поделился с FlashNord воспоминаниями и своим мнением о причинах трагедии:

«Я гордился тем, что мы шефствовали над подводной лодкой „Курск“. И не просто гордился. Тогда ведь были очень сложные времена, поэтому мы каждый месяц отправляли четыре вагона продовольствия — всё то, что выпускалось на территории Курской области. Распределялось это все поровну между всеми членами экипажа, независимо от звания и занимаемой должности. В праздники этот продовольственный эшелон увеличивался еще на один вагон. Моряки могли приехать в Курскую область и бесплатно отдыхать в санаториях и домах отдыха, а их дети поступали в высшие учебные заведения региона.

Всех членов экипажа я знал в лицо, ведь рядовой состав призывался из Курска и области. Поэтому для меня это не просто потеря боевого корабля, экипажа, это потеря друзей, близких тебе людей, которые служили в сложнейших условиях на Северном флоте и выполняли боевые задачи на высочайшем уровне.

То, что произошло, называется раздолбайство, разгильдяйство, полное отсутствие ответственности. Поставить задачу лодке выполнять испытательную программу и при этом не обеспечить систему спасения экипажа. Как это можно?

У нас в авиации, например, на боевом самолете не взлетишь, если поисково-спасательная группа не заняла готовность номер один. Как можно было командующему Северным флотом, главнокомандующему ВМФ ставить боевую задачу, зная, что нет спасательных средств? Это показатель отношения к людям.

Я воевал в Афганистане в 1985-1986 годах и в 1988 году и не потерял ни одного человека. Почему? Потому что для меня было самым страшным смотреть в глаза женам, детям, матери, отцу, потерявшим родного человека. К сожалению, у нас много горе-командующих, которым до одного места жизнь солдата, офицера. Так нельзя к людям относиться.

Для меня гибель „Курска“ — это не только трагедия страны, но и личная трагедия».

Поделиться