назад

Поляков: В России ключевым становится фактор управленческих компетенций

https://static.flashnord.com/unsafe/rs:fit:800:450/plain/s3://flash/image/2022-09-20/5ae0fd9c-d1ec-476d-b85d-6e1b2780d6b9/0-10860325_856654601063343_1487125106_o.jpg

В настоящее время в России насчитывается большое количество управленцев-теоретиков, которые не могут работать в условиях кризиса, стране нужны практики, убежден главный редактор портала «Политические технологии» Сергей Поляков.

— Сергей, что сейчас происходит в стране?

— Резко меняется социально-экономическая ситуация. Долгое время, благодаря высоким ценам на нефть, проблемы закрывались объемами нефтедолларов. Сейчас ситуация изменилась: сегодня в первую очередь ключевым становится фактор управленческих компетенций, и это демонстрирует ситуация, происходящая на валютном рынке. Можно констатировать, что у руководителей финансово-экономического блока РФ низкая компетенция. Ведь, судя по их биографиям, в основном они — теоретики, которые не имели за плечами практической карьеры: они не начинали свой путь с руководителей отделений банков, реального производства, тех же муниципалитетов. Они сразу начинали свои карьеры с заместителей министров. То же самое можно отнести и к губернаторам.

По большей части губернаторский корпус — это люди с небольшим управленческим опытом. Если отбросить нефтедобывающие регионы и регионы с особым статусом (Татарстан, Чечня и другие) и посмотреть регионы с наиболее успешными губернаторами и на их биографии, то, как правило, они начинали еще в советское время с руководства предприятиями, либо партийной работы. На мой взгляд, наиболее успешные губернаторы на сегодняшний день — это калужский губернатор Анатолий Артамонов, который прошел весь путь, начиная с самой низовой партийной работы и заканчивая секретарем обкома, губернаторы Белгородской и Кемеровской областей Евгений Савченко и Аман Тулеев — оба прошли путь от низа до самого верха.

— Если говорить о СЗФО, то каков уровень компетенций у здешних губернаторов? И какова, по вашему мнению, ситуация в этих регионах?

— Говоря о Северо-Западе, могу выделить только новгородского губернатора Сергея Митина, который прошел путь от рядового рабочего до руководителя крупного промышленного предприятия, плюс он имеет опыт работы в правительстве РФ. Вот эти управленческие компетенции у него наработаны, про остальных губернаторов такое сказать довольно сложно. Можно, конечно, говорить, что была определенная карьера, но эта карьера либо рванная, либо она тоже с какими-то внезапными взлетами. На сегодняшний день ключевой фактор, который будет определять дальнейшее развитие регионов, — это управленческие компетенции.

В целом же сравнивать регионы достаточно сложно: есть Ненецкий автономный округ, в котором есть нефтяные ресурсы, есть Архангельская, Мурманская, Калининградская области, в которых есть выходы к морям, возможности зарабатывать на транспорте, рыболовстве, есть Псковская и Новгородская области, в которых ничего этого нет. Эти регионы очень сильно ограничены в ресурсах, но при этом именно у руководителей этих субъектов наблюдаются активные попытки сдвинуть ситуацию с мертвой точки.

— В этом году говорили, что губернатору Калининградской области Николаю Цуканову позволят идти на досрочные выборы, однако этого не случилось. На сколько вероятно, что в следующем году это разрешение будет получено? Если да, то, по вашему мнению, есть ли в регионе оппозиция, которая сможет противопоставить своего кандидата Цуканову?

— Если говорить о выборах, то у нас было три избирательных цикла. За три года, как были возвращены прямые выборы губернаторов, ни в одном регионе, где они состоялись, не было второго тура. Была лишь в брянской кампании имитация второго тура, которая была смоделирована в первом, когда все оппоненты, кроме главного, сняли свои кандидатуры. В нынешней политической ситуации, которая сложилась вокруг губернаторских выборов, если действующий губернатор доходит до них, то он и побеждает в первом туре.

Если же взять историю Калининградской области, то кроме Георгия Бооса, все остальные губернаторы были сняты со своего первого срока, никто из них не остался на второй. Мне кажется, что это уже некая традиция в виду специфики региона. Я не думаю, что Цуканов будет исключением. У него нет каких-то достижений. Уверен, что Владимир Владимирович (Путин) у нас тоже понимает, что, если губернаторы в течение первых лет работы не показывают хотя бы намеков на результаты, то вряд ли им будет дана возможность в дальнейшем продолжать царствовать в своем регионе.

У нас все губернаторы делятся на две неравные категории по численности — на тех, которые действительно приходит управлять, и тех, кто царствовать. Последняя категория более многочисленна.

— В таком случае, к какой категории губернаторов вы отнесете главу Мурманской области Марину Ковтун?

— Если посмотреть на ее деятельность, то каких-то выдающихся результатов она не показывает.

— Но власти региона сейчас активно продвигают проект Мурманского транспортного узла и очень рассчитывают в его реализации на «Роснефть», жители начинают уже верить, что этот проект изменит их жизнь в дальнейшем.

— Люди у нас живут по принципу известного стихотворения «Барин к нам приедет, барин нас рассудит», финал которого достаточно печален: «Барина все нет, барин к нам не едет». Думаю, что так и здесь. Экономическая ситуация в стране складывается таким образом, что для каких-то серьезных инфраструктурных инвестиций денег в стране нет. И, я не думаю, что в ближайшее время они откуда-то появятся.

У нас сейчас есть определенные ключевые точки, в которые деньги нужно вкладывать «кровь из носа»: строительство газопровода в Китай, подготовка к чемпионату мира по футболу в 2018 году, ситуация с «Южным потоком» и намерением строить ветку в Турцию. Не думаю, что «Роснефть», в последнее время достаточно активно скупавшая активы под кредиты зарубежных банков, которые нужно обслуживать, пойдет на какие-то серьезные инфраструктурные проекты.

— Возвращаясь к финансовому кризису, с которым столкнулась страна, стоит ли ждать массовых протестов?

— Если говорить о неких социальных протестах, то они есть. Буквально в течение прошлого месяца в Москве состоялись акции врачей и учителей, автомобилистов, которые протестовали против политики мэрии Москвы. Другой вопрос — можно ли назвать их массовыми: по официальным данным, было 5-7 тысяч человек, по моим — около двух тысяч, а когда протестовали автомобилисты против платной парковки и платного въезда в город, то там было еще меньше народа, несмотря на то, что в городе зарегистрированы около 5 млн автомобилей.

Сейчас мы говорим о доверии к власти. И вопрос, есть ли это доверие, достаточно дискуссионный. Сейчас мы сравниваем нынешнюю ситуацию с ситуацией столетней давности, когда начиналась первая мировая война. Тогда, в июле-августе 1914 года, на Дворцовой площади собирались многотысячные митинги в поддержку императора и патриотический подъем был колоссальным, но не прошло и трех лет и император был свергнут, и Россия фактически развалилась «в два дня».

Кредит доверия к власти не бесконечный, он очень быстро тает и, в том числе, сейчас, когда наблюдается открытая паника. Когда обычные люди, которые получают зарплату в рублях и которые прекрасно понимают, что независимо от курса доллара, эту зарплату увеличивать не будут, они понимают, что если курс в два раза вырос, то примерно в таком же соотношении упадет и их уровень жизни. Но до сих пор никто из руководства страны не вышел к людям, не объяснил, что происходит и как правительство планирует из этого кризиса выходить.

И вот эта ситуация, конечно, подтачивает доверие к власти. Нет солидарности власти и людей, нет понимания. Когда народ не понимает, нужно ему объяснить. Вспомнить хотя бы времена Великой депрессии в США, когда президент Рузвельт еженедельно общался с народом по радио, давал четкие указания, как действовать, элементарно успокаивал. Очень надеюсь, что в четверг во время пресс-конференции президент выскажется на тему нынешней ситуации. Я не экономист и мне сложно прогнозировать, что нас ждет дальше. Но, судя по сегодняшнему дню, ничего хорошего.

Поделиться