назад

«Я сожалею о новом охлаждении отношений между Норвегией и Россией»

Anders Grønneberg / dagbladet
Anders Grønneberg / dagbladet

Отношения между Норвегией и Россией в ближайшее время вновь потеплеют. Уверенность в этом выразил в интервью ТАСС Тур Хейердал-младший — сын знаменитого норвежского путешественника Тура Хейердала, столетняя годовщина со дня рождения которого отмечается сегодня в стране фьордов.

«Я сожалею о новом охлаждении отношений между Норвегией и Россией. Единственной причиной для этого является ситуация на Украине. У наших стран нет противоречий по другим вопросам, сложились прекрасные отношения почти во всех областях, — отметил собеседник агентства. — Я лично участвовал в сотрудничестве двух государств как морской биолог, осуществляя совместные проекты с учеными из Мурманска. В науке, в культуре — везде тесные контакты. Причиной проблем стали украинские события, останавливаться на которых сейчас не буду, но отмечу, что с большой долей оптимизма смотрю в будущее. Когда сложившаяся ситуация получит то или иное решение, то уже вскоре — максимум пять лет — отношения между нашими странами вновь потеплеют, потому что норвежцы и россияне всегда с теплом относились друг к другу».

Сын Хейердала, также ставший ученым, и участвовавший в экспедициях отца, поделился своими воспоминаниями о России и Советском союзе, куда он неоднократно ездил.

«Мое знакомство с Россией началось в 1963-м году, если я не ошибаюсь. В СССР меня пригласил переводчик книг отца на русский язык Лев Жданов, — рассказал Хейердал-младший. — Мы отправились поездом на Кавказ, в Невинномысск, много путешествовали по горам, я получил просто фантастические впечатления. Мы также посетили Москву, Ленинград. Я тогда провел в России больше месяца, и эта поездка остается для меня одним из самых ярких воспоминаний в жизни. Последнее же по счету путешествие в Россию состоялось полтора года назад по случаю премьеры художественной ленты „Кон-Тики“. Москва встречала меня как героя, которым я, конечно же, не являюсь, но такой уж прием мне оказали. В России меня всегда встречали с потрясающим гостеприимством и я, в свою очередь, испытываю самые теплые чувства к России».

Собеседник агентства также рассказал об истоках дружеских отношений, которые у его отца всегда складывались с советскими людьми. В СССР Хейердал-старший благодаря своим книгам и широким взглядам стал поистине легендарной фигурой и всегда считался «другом Советского союза». При этом в СМИ нечасто упоминается факт участия норвежского офицера, ставшего впоследствии знаменитым ученым, в операции по освобождения севера Норвегии Красной армией. 70-я годовщина этих событий будет отмечаться в конце октября.

«Когда в 1940-м году Германия напала на Норвегию, наша семья находилась в Канаде, отец изучал там антропологию. После начала войны это, само собой, стало невозможно, — рассказал Хейердал-младший. — Отец вызвался добровольцем и получил военную специальность в подготовительном лагере норвежских ВВС, сформированном на территории канадской провинции Онтарио. Находившаяся там авиабаза была известна под названием „Маленькая Норвегия“. Он прошел подготовку парашютиста и после этого был направлен в Шотландию, а затем с „северным конвоем“ в Мурманск. После этого вместе с советскими солдатами он принимал участие в освобождение норвежской губернии Финнмарк от нацистов. С тех самых пор он всегда испытывал самые теплые чувства к русским людям».

Это послужило одной из причин того, почему Хейердал настоял на включении представителя Советского союза в состав экспедиций на лодках «Ра» и «Тигрис», уверен сын путешественника. «Отец связался с Академией наук СССР, где на эту роль предложили Юрия Сенкевича. Его имя известно каждому в России, — заметил Хейердал-младший. — Мы с ним были одного возраста и можно сказать, что я „унаследовал“ его от отца. Юрий был его другом, но стал очень близким другом и мне».

75-летний Хейердал-младший рассказал и о своем личном отношении к отцу, вслед за которым он избрал научную карьеру, настояв, впрочем, на выборе другого направления — биологии, а не антропологии.

«Для меня отец — в первую очередь именно отец. Я не воспринимаю его как мировую знаменитость, которой он, конечно же, был, — подчеркнул Хейердал-младший. — В первую очередь он был прекрасным отцом, у нас были очень хорошие отношения. Я сам — ученый, морской биолог, и поэтому могу оценивать многие его работы с профессиональной точки зрения. Он конечно же был большим ученым, но помимо этого он был еще и художником. Он обладал воображением и творческими способностями человека искусства, и, кроме того, удивительным даром красноречия. Сочетание любопытства ученого и удивительной способности ярко и доходчиво доносить свои мысли до окружающих и принесли ему всемирную славу. Какое дело обывателю до того, откуда приплыли предки полинезийцев — с запада или с востока? Но отец смог сделать эту тему невероятно интересной».

Завершая разговор, собеседник агентства рассказал о семейной традиции Хейердалов обязательно называть мальчиков — при этом не обязательно первенцев — именем Тур.

«У нас с отцом одинаковые имена, потому что в семье принято называть сыновей Турами. Так что я иногда представляюсь следующим образом: Тур Хейердал — сын, внук, отец, дед и прадед Тура Хейердала, — признался он. — А друзья и знакомые в России нередко обращаются ко мне по отсутствующему у норвежцев отчеству — Тур Турович».

Тур Хейердал-старший скончался от опухоли головного мозга 18 апреля 2002 года в Италии.

Поделиться